АНАНЧЕНКО АЛЕКСЕЙ БРОНИСЛАВОВИЧ

СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

СОВЕТСКОЙ РОССИИ

(октябрь 1917-1920 п.)

Специальность 07.00.02. - отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

МОСКВА-2000

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Московского городского педагогического университета (МИТУ)

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Глубокие социально-политические и экономические изменения в Российской Федерации делают все более научно и социально значимыми и актуальными исторические исследования опыта революционных преобразований в России в начале XX века. Одной из ключевых научных проблем для понимания российской истории, особенно XX века, является история становления политической системы Советской России. Понимание логики, последовательности и направленности ее изменений имеет значение как для фундаментальной истории, так и в качестве политического опыта.

Степень научной разработанности проблемы. Советская и российская историография проблемы представлена многообразными монографическими исследованиями, докторскими и кандидатскими диссертациями, статьями, научно-публицистическими работами и другими видами исследований и публикаций. Изучение отдельных проблем становления политической системы Советской России достигло достаточно развитой стадии, о чем свидетельствует наличие всех видов вспомогательных и специальных научных исследований, а также опубликованных источников.

Сегодня изучение истории становления политической системы Советской России в отечественной историографии переживает определенный концептуальный кризис, который является как объективным этапом завершения предшествующей историографии, так и этапом формирования новых научных парадигм, критики источников и источниковой базы всей предшествующей историографии. Именно поэтому сегодня одной из основных форм научной деятельности стала публикация новых массивов архивного материала и подготовка к ним комментариев и вводных статей.

В то же время, необходимость представить проблему в целом, пусть даже эта попытка и будет в значительной части лишь обобщением нерешенных на сегодняшний день вопросов или их констатацией осталась. Ведь даже это представляет сейчас важный и необходимый элемент дальнейшего позитивного продвижения в исследовании становления политической системы Советской России.

Специально историография изучения становления политической системы Советской России рассматривается в первом разделе диссертации.

В общем можно констатировать, что сегодня в исторической науке накоплен достаточный эмпирический материал для изучения становления политической системы как целостного исторического феномена, а существующие концепции позволяют поставить эту историческую проблему и решить ее в определенных идейно-теоретических границах.

Предметом нашего исследования является становление политической системы Советской России, которое рассматривается как процесс подчинения, включения, разложения и исчезновения элементов политической системы Российской Республики и формирования, утверждения и территориального распространения элементов нового государственного и политического устройства, что и составляет в своем противоречивом единстве содержание политической революции, процесса качественного изменения всех систем управления российским обществом в ходе социально-политической и вооруженной борьбы за политическую власть в стране в период 1917 - 1920 гг.

Хронологические рамки. Определяя хронологические границы нашего исследования, мы представляем их некоторую условность и размытость (как, впрочем, и относительность всех хронологических границ социальных процессов, использующихся исторической наукой). На наш взгляд, это определяется самим объектом нашего изучения, то есть реальным состоянием российского общества в период его качественного изменения, когда границы всех процессов весьма подвижны и накладываются друг на друга.

В нашем исследовании мы исходим из представления о том, что в целом формирование политической системы Советской России-СССР - это сложный и длительный исторический процесс разложения, "умирания" старой политической системы и процесс формирования новой, который проходил в хронологических границах 1917 - второй половины 30-х гг. Его содержанием было постепенное, асинхронное, волнообразное изменение всех элементов политической системы российского общества. Поэтому мы выделяем в рамках нашей концептуально-исследовательской гипотезы несколько периодов становления политической системы Советской России: февраль - октябрь 1917 гг.; октябрь 1917 - 1920 гг.; 1920-1924 гг.; 1924 - вторая половина 30-х гг.

Самостоятельное значение имеет период октября 1917 - 1920 гг.

В этот период решился главный вопрос - вопрос о "политическом лице" высшей государственной власти в стране, исчезли другие территориально-политические субъекты, претендовавшие на всероссийскую власть. И хотя вооруженная борьба и политическое подполье встречаются и в последующей

истории Советской России, но качественный перелом произошел, как нам представляется, именно в границах изучаемого периода.

Для территориальной характеристики предмета исследования нам приходится принимать во внимание, что территориальные границы Советской России в исследуемый нами период представляют собой (особенно в начальный период) нефиксированный, неустойчивый и быстро изменяющийся "ареал" ее действительного распространения. Такую территориальную "динамику" осложняет еще и несовпадение в указанное время реального и формального территориального распространения политических институтов Советской России, географическое изменение политического и административного центра государственной власти, а также наличие советского типа власти в ряде относительно самостоятельных до образования СССР государств. Поэтому в рамках нашей диссертационной работы мы считаем возможным решение задач исследования при последовательном анализе строения политической системы.

Такой подход позволяет корректно описать один из главных элементов этого исторического процесса, оставляя за его границами подробную территориальную динамику для будущих исторических исследований1.

Целью данного исследования является изучение советской политической системы (государственных, политических и общественных организаций) как конкретно-исторического феномена, как противоречивого единства элементов старой и новой политических систем, как процесса утверждения "нового" и подчинения, и включения "старого", взятые в их развитии.

Конкретно-историческое исследование становления политической системы Советской России отличается от других (философских, политологических, социологических, историко-психологических и прочих) тем, что политическая система рассматривается и изучается, главным образом, не со стороны "абстрактно-общего", а со стороны "уникального", "особенного", то есть собственно конкретно-исторического.

Поставленная нами цель исследования предполагает последовательное решение следующих научно-познавательных задач:

- анализ основных историографических и теоретико-методологических проблем исследования становления политической системы Советской России;

1 Специальному рассмотрению вариантности пространственной организации республиканской власти и управления в этот период посвящена целая главв в исследовании Кушннра А.Г. Генезис политико-административного устройства Советской России. Автореф. дне. ...д.и.н. М., 1991.

- изучение ликвидации органов государственной власти Российской республики и складывание системы органов советского государства в октябре 1917 -1920 гг.;

• исследование трансформации политических партий и общественных организаций в октябре 1917 - 1920 гг.

Теоретико-концептуальная основа нашего исследования представлена многоуровневой философской, общесоциологической и частно-теоретической концепциями, выступающими на конкретно-историческом уровне изучения как методология исследования, т.е. наше конкретно-историческое исследование опирается на иерархию определенных мировоззренческих и гносеологических представлений. Философской основой нашего исследования являются представления о мире как о бесконечно сложной по строению и уровням сверхсистемы (мега-системы). Основными методологическими принципами исследования становления политической системы Советской России являются: принцип историзма, научной объективности и социально-классового подхода.

В качестве метода исследования используется историко-генетический метод, который позволяет показать причинно-следственные связи исторических событий как со стороны их уникальности и неповторимости (как "особенное", "единичное"), так и со стороны содержания исторического процесса (как "общее", "повторяющееся" вне зависимости от типа цивилизации и общества). Ряд гносеологических принципов, имеющих существенное значение для нашего исследования, рассматриваются в первом разделе исследования.

Проблемно-хронологический метод изложения результатов исследования, позволяет наиболее адекватно отразить основные аспекты проблемы и избежать повторного освещения одних и тех же сюжетов.

Источниковая база исследования. Проведенный анализ источниковой базы позволяет отметить наличие значительного объема опубликованных источников по предмету исследования. Неопубликованные же источники используются нами, главным образом, для уточнения некоторых деталей и исторических сюжетов изучаемого процесса.

Важнейшей группой опубликованных источников являются составленные исследователями хроники революционных событий октябрьской революции, гражданской войны и ряда других исторических процессов. Они, по сути, являются

как самостоятельным видом исследования, так и важнейшим видом источников для других исследований2.

Второй крупный блок опубликованных источников составляют документы КПСС и других политических партий, характеризующие основные параметры политических субъектов того времени, а также содержащие важнейшую информацию по эволюции политической системы Советской России, ее высших, центральных и местных органов3.

Третьей значительной составляющей этой группы источников являются документы высших, центральных и региональных государственных органов, отразившие основные этапы их становления, строение, состав и структуру, основные сферы и методы деятельности советского государственного аппарата4.

В качестве самостоятельной группы источников выступают опубликованные мемуары политических деятелей изучаемого периода, которые позволяют дать анализ субъективной стороны процесса становления новой политической системы, цели, мотивы, ценности и принципы действовавших тогда основных политических фигур и направлений5.

Особую группу опубликованных источников составляет периодическая печать, В ней более полно отражены материалы процесса ликвидации старых органов власти и формирования новой системы советских государственных и общественных организаций, особенно на местах6. Среди источников этой группы

г См., например: Авдеев Н. Революция 1917 года. Хроника событий. В 2-х т. Т. 1. Январь - апрель. Т. 2. апрель -май. М., 1923; Владимирова В. Революция 1917 года: Хроника событий. В 6-ти т. Т. 1-6. М.-Л., 1924-1929; Владимирова В. Революция 1917 года. Хроника событий. В 6-ти т. Т. 3. Июнь - июль. М., 1923. Т, 4, Август - октябрь. Л., 1924; Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. В 4-х т. Т. 1-4. М., 1957-1961; Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий. В 6-ти т. М., 1957-1986; Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. 1870-1924. В 12-ти т. М., 1972-1975. Т. 3-6; и др.

3 См.: Девятый съезд РКЩ6). Март-апрель 192О года: Протоколы. М., 1960; Коммунистическая партия в период упрочения Советской власти. (Октябрь 1917 - 1918): Документы и материалы. М., I960; Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г.: Документы и материалы. (Март 1917 • февраль 1918 г.). Рига, 1963; Коммунистическая партия - организатор победы социалистической революции. (Март - октябрь 1917): Документы и материалы. М., 1961; и др.

< См.: Всероссийское Учредительное собрание. Стенографический отчет. Репринтное воспроизведение издания 1918 г. Киев, 1991; Декреты Советской власти. В 12-ти т. Т. 1-12. М., 1957-1986; Протоколы и постановления Центрального Комитета Балтийского флот". 1917-1918. М.-Л., 1963; Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских социалистических республик: Сб. документов в 3-х т. 1917-1936 гг. Т. 1. Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР, 1917-1922 гг. М., 1959; и др.

5 Богданов Н.Б. Мой отец - меньшевик. СПб., 1994; Борьба за власть Советов в Симбирской губернии: Сб. восп. Ульяновск, 1957; Валентинов Н.В. Наследники Ленина. М., 1991; Валентинов В. (Вольский Н.) Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина: Годы работы в ВСЕХ во время НЭП. Воспоминания. М., 1991; Воспоминания участников борьбы за Советскую власть в Смоленской губернии. Смоленск, 1957; Горбунов Н.П. Воспоминания. Статьи. Документы. М., 1986; Деникин АЛ. Офицеры: Очерки. Киев, 1993; Катков Г. Россия 1917: Февральская революция. Лондон, 1967; и др.

* Беднота: Изд. ЦК РКП(б), М., 1918-1922; Безбожник: Орган Центр, совета Союза воинствующих безбожников СССР. М., 1922; Борьба: Ежедн. полит, и лит. газета: Орган Исполн. бюро Союза социалистов-революционеров максималистов. Пг., 1918; Газета Рабочего и крестьянского правительства: Офиц. орган СНК, Пг., 1917-1918. (До 19 янв. (1 февр.) 1918 года Газета Временного рабочего и крестьянского Правительства); Голос революции: Орган ВЦИК Советов солд. и р. депутатов (первого созыва). Пг., 1917-1918; Голос труда: Орган анархо-синдикалистов. Пг. 1917-1918; с N 33 (5 марта 1918 г.). М., 1918; Гражданская война: Арм. и рабоче-крестьян. газ.: Изд. воен. отд. Изд-ва ВЦИК. - Казань, 1918; Дело народа: Орган ЦК Партии социалистов-революционеров. М., 1917-1919. - Загл.: 1917 N 188 (25 окт.) - 1918 N 5 (12 (25) янв.); и др.

следует выделить центральные газеты и общественно-политические журналы, а также местные периодические издания краев и областей7.

В целом группа опубликованных источников многочисленна и репрезентативна для решения поставленных научно-познавательных задач. Вместе с тем для решения отдельных проблем исследования использовались пока еще неопубликованные источники.

Значительный интерес представляют документы и материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Представленные в этом архиве фонды Совнаркома РСФСР, Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета РСФСР (ВЦИК РСФСР), НКВД РСФСР и ВЦСПС позволяют более точно восстановить процесс формирования новой политической системы. Содержащиеся в этих фондах докладные записки, телеграммы, письма, запросы, отчеты и другие формы документации содержат сведения, раскрывающие принципы, формы и методы формирования нового государства.

Важной группой неопубликованных источников являются документы центральных партийных и государственных органов, содержащиеся в фондах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Степень полноты их различна, но взятые вместе они позволяют значительно дополнить источниковую базу исследования. Особое значение для исследования имели фонды РГАСПИ содержащие разнообразные документы политических партий, существовавших в изучаемый период.

Таким образом, несмотря на неполноту каждой из представленных групп источников, взятые в комплексе, они дают возможность выявить основные элементы процесса формирования политической системы Советской России в период октября 1917-1920 гг.

Научная новизна исследования автору видится в том, что впервые на основе опубликованных и неопубликованных источников проведено комплексное конкретно-историческое исследование истории становления политической системы Советской России как определенной противоречивой целостности, как единства возникновения и исчезновения составлявших ее элементов.

Научная и практическая значимость исследования может, на наш взгляд, заключаться в использовании его как основы для продолжения конкретно-исторического изучения различных сторон политической сферы советского

7 Вестник НКВД; Вестник отдела местного управления НКВД; Сборник узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР; Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1917; и ДР-

общества в период его становления и развития, а также для более глубокого и многостороннего изучения политической системы Советской России, взятой в ее противоречивой целостности. Сам результат нашего исследования может рассматриваться также как постановка проблемы будущих исследований, поскольку многие вопросы в силу целого ряда объективных и субъективных причин могли быть только поставлены, намечены или обозначены.

Анализ становления конкретной политической системы, кроме того, может рассматриваться и как материал для решения более общих проблем обществоведения, в частности, проблем закономерностей социальных и политических революций, диалектики общего и особенного в историческом пути России.

Результаты данного исследования могут быть также использованы в учебном процессе, в практике чтения лекционных курсов и проведения семинарских занятий в вузах, в работе по распространению и популяризации знаний по отечественной истории среди населения.

Апробация исследования. Результаты работы докладывались на научных семинарах Самарского Центра аналитической истории и исторической информатики в 1994-1997 гг., на заседаниях кафедры истории Отечества МГЛУ. Отдельные положения и выводы диссертации были представлены в выступлениях автора на республиканской научной конференции "80 лет революции 1917 г. в России" в г. Санкт-Петербург 11-12 марта 1997 г., международной научной конференции "Поиски исторической психологии" в г. Санкт-Петербург 21-22 мая 1997 г.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Задачи исследования и избранный метод изложения определили структуру диссертации. Она состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы, оценивается общая степень ее изученности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, дается характеристика источниковой базы, научной новизны и практической значимости исследования.

В первом разделе исследования дан подробный анализ изученности основных аспектов нашей проблемы в советской и зарубежной историографии, рассмотрены теоретико-концептуальные и гносеологические проблемы изучения становления политической системы Советской России. л' *4

10

Исследование складывания советской политической системы распадается на несколько самостоятельньк этапов. Хронологические рамки предмета исследования историографии охватывают период с 20-х - до второй половины 90-х гг. В отечественной историографии изучения становления советской политической системы можно выделить следующие периоды: 20-е - первая половина 50-х гг.; вторая половина 50-х - середина 60-х гг.; середина 60-х - середина 80-х гг.; середина 80-х - по настоящее время. Анализ историографии в нашем исследовании осуществляется в рамках этих исторических этапов.

Рассмотрение историографических проблем позволило сделать ряд принципиальных выводов в качестве исходного пункта нашей работы. Констатируется, что основное внимание советских и российских исследователей вплоть до последнего времени привлекали преимущественно отдельные вопросы складывания системы партийных и государственных органов, формирование новых вооруженных сил, самостоятельно изучались общественные и общественно-политические организации, и, прежде всего - комсомол и профсоюзы, мало или почти не изучалась деятельность других политических партий как элемента складывающейся новой политической реальности. Это было связано с тем, что само понятие "политической системы" в советской историографии возникло в 70-е гг., да и то в связи опять же с политическим событием - подготовкой новой Конституции, где впервые вводился термин "политическая система развитого социализма"8.

Большой объем историографического материала позволяет остановиться здесь только на тех работах, которые непосредственно посвящены истории становления политической системы Советской России.

В 1988 году на "Круглом столе" историков Октября изучение становления политической системы Советской России выделяется как самостоятельная, актуальная и комплексная задача. По итогам обсуждения эта проблема была внесена в перспективный академический план изучения советской истории9.

В 1992 году С.А. Агапцовым в Академии управления была защищена кандидатская диссертация - "Становление партийно-государственной системы власти: (Историко-политический анализ, октябрь 1917 - 1924 гг.")10. Автор рассматривает в качестве содержания "становления партийно-государственной системы власти" в период октября 1917 - 1924 гг. два процесса:

" Шиглик А.И. Октябрьская революция и возникновение советской политической системы // Советское государство и право, 1977. №7. С. 11-19.

• Россия 1917 г.: Выбор исторического пути. ("Круглый стол" историков Октября, 22-23 октября 1988 г.). М., 1.989.

10 Агапцов С.А. Становление пяртийногосударстоснной системы власти: (Истор. - полит, анализ, октябрь 1917 -1924 гг.). Автореф. дне. ...канд. нет. наук. М., 1992.

11

• утверждение концепции диктатуры партии как результат политических дискуссий о взаимоотношении Советов и правящей партии;

- формирование режима партийной власти как результат утверждения концепции диктатуры партии и складывания механизма проведения партийной политики в государственных органах.

Как нам представляется, логика исследования Агапцова полностью повторяет "логику" большинства историкопартийных работ предшествующего периода. Но если предшественники Агапцова видели в исторических событиях "замысел партии", а его осуществление рассматривали как позитивную сторону происходящего, то он вносит другой, "новый элемент": "замыслы" с самого начала были "злодейскими". Таким образом, хотя в работе С. Агапцова результат исторических действий по-прежнему совпадает в основном с замыслом, но сопровождается его негативной оценкой с точки зрения других идеологических парадигм.

Первое специальное монографическое исследование по истории становления советской политической системы вышло в 1995 году. Это исследование Е.Г.Гимпсльсона "Формирование советской политической системы. 1917-1923 гг."11.

Монография Гимпельсона стала определенным рубежом в изучении становления советского общества, его политических и государственных институтов. Новый "рубеж", на наш взгляд, определяется выделением впервые в монографическом исследовании в качестве предмета исследования - становления советской политической системы. Автору удалось отойти от традиционных подходов изучения только отдельных аспектов процесса становления политической сферы советского общества.

В своем исследовании Ё.Г. Гимпельсону пришлось столкнуться с рядом объективных познавательных проблем, решение им которых, на наш взгляд, вызывает сомнения. Это относится, прежде всего, к проблеме выделения предмета исследования, сущности и границ конкретно-исторической переходной политической системы.

Анализ политической системы Гимпельсон ограничил следующими элементами - государство, большевистская партия, профсоюзы и кооперация. На наш взгляд, такое узкое понимание проблемы исследования ведет к тому, что изучаются опять только те элементы политической системы, что и в предыдущий период в советской литературе. Главный же недостаток такого подхода в том, что

12

ни специфику, ни сущность переходной политической системы в этом случае показать не удается, т.к. анализируется только часть политической системы.

В итоге более важной для Б.Г. Гимпельсона оказывается "политика" (субъективная сторона функционирования политической системы), а не ее "субъекты", которые собственно и вырабатывали ее, боролись за различные политические и общественные цели и которые так и не смогла восстановить ни советская, ни российская, ни зарубежная историческая наука.

В 90-е гг. появились и другие исследования, посвященные прежде всего не институциональной, а доктринальной, субъективной стороне формирования новой политической системы12.

Таким образом, изучение истории становления политической системы Советской России в отечественной историографии в период 20-х - первой половины 90-х годов прошло сложный и противоречивый путь от партийной публицистики до последовательно научных монографических исследований; от изучения отдельных аспектов этой проблемы до ее осознания и постановки в качестве самостоятельной исследовательской задачи; от рассмотрения этой проблемы только в качестве составной части идеологической концепции КПСС до формирования условий многообразных концептуальных интерпретаций этого процесса.

Анализ же историографии в целом позволил сделать вывод, что сегодня в исторической науке накоплен достаточный эмпирический материал для изучения становления политической системы как целостного исторического феномена, а существующие концепции позволяют поставить эту исследовательскую задачу и решить ее в определенных идейно-теоретических границах.

Важнейшими составляющими исторического исследования являются его теоретико-концептуальная база и исходные гносеологические принципы. Особенно большое значение они имеют в таком конкретно-историческом исследовании, предмет которого не дан непосредственно на уровне явления, а получен путем абстрагирования. Таким "предметом" выступает и "политическая система общества", которая не существует для исследователя как "непосредственная данность", а "понятие" которой появляется только на развитых стадиях обществоведения как обобщение ряда социальных явлений сферы социального управления, как научное открытие самого ее существования. Поэтому для нас

" Пимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. 1917-1923 гг. М., 1995.

12 См., например: Волобуеа П.В. Октябрьская политическая система и ее социально-исторический смысл. М-, 1995; Журавлев В.В. Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М., 1995; Пименов Р.И. Россия без центральной власти (1917-1921) СПб.; Сыктывкар, 1998; Симонова М.В. Политическая система советского общества в начале 20-х годов и дискуссии социалистов об альтернативах ее развития: Автореф. дне. ... к. и. н. М., 1999; Токарев АЛ. Изменения политической системы российского общества 1861-1925 гг. М., 1993; и др.

13

является безусловно необходимым определить границы "эмпирически конкретною", "уникального", то есть политической системы Советской России в период октября 1917 - 1920 гг., в "теоретически-абстрактной" форме. Поскольку только она позволяет вместо "обобщения", понимаемого как "сведение" под одной обложкой "известного", приблизиться к реальному обобщению, которое, во-первых, "открывает" новые "факты", а во-вторых, описывает "обобщенное" со стороны "целого", а следовательно, со стороны "конкретно-исторического".

Мы воспроизводим политическую систему с помощью категорий, понятий и фактов именно как исторический феномен, не сводимый к эмпирическому обобщению его составных частей. Таким образом, речь идет о "реальном", которое для исследователя обнаруживается как существующее лишь в теоретической форме как "абстрактное" понятие. Это именно та "абстракция", о которой философ Э.В. Ильенков писал как о подлинной исторической конкретности по отношению к "абстракциям" эмпирическим13.

Теоретико-концептуальная база позволила определить политическую систему как составную часть общества, социального организма, выполняющую функции макросоциального управления. Политическая система проходит вместе с обществом стадии формирования, развития и разложения ("угасания", "умирания"). Качественное изменение политической системы, переход от одной политической системы к другой рассматривается как политическая революция, а хронологические рамки протекания этого процесса - как эпоха политической революции.

Эпоха политической революции включает в себя процесс формирования новой политической системы и одновременный (синхронный) процесс угасания предыдущей. Содержанием этого процесса становится изменение направленности социального движения, изменение и подчинение всех политических институтов общества: государства, политических и общественных организаций, средств массовой информации. Изменения происходят, начиная от определяющих элементов (государства, идеологии), постепенно захватывая остальные сферы политической жизнедеятельности общества по нисходящей их значения и влияния на управление социальным организмом.

Анализ историографических и теоретико-методологических предпосылок исследования истории становления политической системы Советской России позволяет сделать вывод о нерешенности и дискуссионности целого ряда проблем и аспектов ее изучения. В то же время имеющиеся опубликованные и

13 См.: Ильенков 3JB. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М.: Политиздат, 1974.

14

неопубликованные источники, накопленные в историографии знания и концепции позволяют автору провести комплексное исследование истории становления политической системы Советской России и решить согласно поставленной цели необходимые для этого задачи.

Во втором разделе рассматриваются проблемы формирования советского государства как определяющей части политической системы Советской России в период октября 1917-1920 гг. Изучение этого процесса в нашем исследовании включает рассмотрение следующих проблем: ликвидация органов государственной власти Российской республики и складывание системы высших органов советского государства; ликвидация центральных и местных органов государственной власти Российской республики и образование системы органов советского государства.

Рассмотрение этих проблем, позволило сделать вывод, что содержанием процесса складывания центрального и местного государственного аппарата Советской России в период ноября 1917 - 1920 гг. были качественные изменения политической системы, проходившие в форме социально-политической катастрофы.

К моменту созыву Учредительного собрания в обществе уже произошли значительные изменения. Большинство сфер государственного управления представляли собой "руины", функционировали лишь его разрозненные элементы. В этих условиях СНК для сохранения власти требовалось совсем немного военных, политических и иных ресурсов социального управления. Политические противники в тот период не могли им противопоставить даже этого.

Разрушительное отношение к государству как сфере социального управления большевистско-левоэсеровского руководства страны объясняется, на наш взгляд, рядом теоретических и тактических причин. Исходя из своих теоретических взглядов, но прежде всего из реальной политической ситуации, правительство поставило своей задачей "дезорганизацию" старого государственного управления и "демобилизацию" старой армии, то есть слом "старого" государства, которым нельзя было или не получалось воспользоваться Совету Народных Комиссаров.

Все эти обстоятельства и привели в конце концов к тому, что к началу 1918 года, к периоду предшествующему "триумфальному шествию" Советской власти, сфера государственного управления Российской Республики представляла собой не единую систему органов власти, а разнородные по способу образования, политически разной ориентации, опирающиеся на разнообразные вооруженные формирования многообразные государственные элементы Российской империи, Российской Республики и всевозможные новые органы "самоуправления".

15

Специальных исследований требует трансформация различных органов власти в регионах России в более широком политическом и историческом контексте, чем Советская Россия, в небольшевистских административно-государственных образованиях. Отдельные факты и впечатления говорят о достаточной жизнеспособности, приспосабливаемое(tm) и встраиваемости в новую политическую систему различных местных земских учреждений, которые часто в полном составе становились так называемым техническим аппаратом Советов.

Сложнее обстояло с централизованной государственной бюрократической системой управления Россией. Она представляла собой не только "технический" аппарат центральной власти, но и являлась носителем идейных, смысловых ресурсов государственной власти, составной частью и лицом образа жизни империи. Эта система начала разрушаться уже после Февральской революции и самостоятельно и в силу сознательных действий сторонников республик различного политического типа.

В целом, можно отметить, что уже в 1918 году советское руководство при организации центральной и местной власти столкнулось с тем, что государство разрушается быстрее, чем на его обломках создаются какие-то формы новой социальной самоорганизации. Оказалось, что сами эти "новые" формы даже возникнув, представляют собой не элементы "государства-коммуны", не шаг вперед в социальной самоорганизации по сравнению с уже разрушенным государством, а первичные, наиболее простейшие формы человеческого общежития.

Это, в свою очередь, приводит к тому, что формирование новой государственной системы проходит как бы все предшествующие стадии появления и развития государства, начиная от простейших форм власти, где вооруженный отряд и власть выступают как ее синонимы. Поэтому главными органами центрального управления Советской России на первом этапе выступали синтетические органы управления, соединявшие в себе большинство его функций и прежде всего военную силу с силой власти. Первым таким органом был ПВРК, а затем его сменяет НКВД.

Заслуга большевиков в том, что они не пошли на поводу у своей доктрины социалистического государства, хотя и старались это сделать. За короткое время они создали новый работающий всероссийский государственный аппарат. Проверкой его эффективности стала гражданская война, когда у политических противников большевиков были все возможности, а главное человеческие ресурсы для создания более эффективного государственного аппарата, чем у большевиков. Правда, не было только одной составляющей - это мобилизующей и объединяющей идеологии, рождающей непреклонную силу действия. Внутренний потенциал

16

большевизма оказался, видимо, на порядок выше, конкурировавших с ним политических сил.

В целом, основные элементы политической системы и тип их взаимодействия сложились и определились к концу гражданской войны. К ним можно отнести определяющую роль партии в системе государственного управления, жесткую централизацию управления всеми основными сферами жизнедеятельности общества, хозяйственно-коммунальную роль Советов, военизированный тип построения и управления органов власти, стремление объединить все население в профессиональных и потребительских организациях, позволяющих контролировать границы и направленность различных видов самодеятельности населения и основные параметры его доходов.

В третьем разделе рассматриваются проблемы формирования основных негосударственных элементов политической системы Советской России в период октября 1917-1920 гг. Изучение этого процесса в нашей работе включает рассмотрение следующих проблем: содержание формирования однопартийное(tm); количественную динамику численности партий в этот период; динамику партийной печати в годы гражданской войны; этапы развития общественных организаций и их основные виды; изменения состава и значения в политической системе общественных организаций в изучаемый период.

Сделан вывод, что в ходе и в результате революции и гражданской войны, в период 1917-1920 гг. - начался процесс формирования однопартийной политической системы. В нем можно было бы выделить, по крайней мере, следующие этапы: октябрь 1917 - лето 1918 гг.; лето 1918 - 1920 гг.

На первом этапе в деятельности политической системы участвовали десятки политических партий, существовали многопартийные Советы, сохранялось многообразие местных органов власти и двухпартийное правительство.

На втором этапе значительно сузились границы деятельности продолжавших существовать нескольких десятков политических организаций, господствовали чрезвычайные органы власти, правительство стало однопартийным. В период гражданской войны исчезли или значительно сузились многие объективные предпосылки для существования развитых политических партий и организаций.

В целом же мы характеризуем процесс формирования однопартийное!!! как сложный и длительный процесс качественных изменений политической системы России. Он является результатом деятельности множества политических сил и социо-культурного распада общества в результате длительной вооруженной политической борьбы.

17

Таким образом, начиная с февральской революции и до конца гражданской войны протекал процесс складывания целого ряда элементов однопартийной политической системы в России, которые выступали в этот период как тенденции ее развития:

- Весной 1917 гг. были запрещены монархические и черносотенные партии. Логика революционной целесообразности становится практическим инструментом социальных изменений.

- С ноября 1917 г. пришедшие к власти большевики и левые эсеры проводят политику государственного преследования политических партий, стоявших на антисоветской платформе, рассматривая теперь все несоциалистические партии как "буржуазные" и тоже "контрреволюционные". Запрещена партия кадетов.

- Разрушение социально-культурных и мировоззренческих оснований российского общества в условиях политической революции и гражданской войны стало объективным условием воспроизведения политической "кружковщины" как нового закономерного этапа развития политических организаций. Это стало одним из важнейших объективных условий формирования однопартийной политической системы в условиях превращения партии большевиков в аппарат государственного мобилизационного управления.

Есть и несколько общих особенностей развития политической системы в большинстве государственных образований на территории России в условиях гражданской войны, которые позволяют вписать процессы становления политической системы Советской России в более общий исторический контекст:

- во всех государствах, возникших после распада российского государства в 1918 году, развитие шло от многопартийности к установлению военных и полувоенных диктатур;

- особенностью формирования системы государственных органов было то, что ни в одном из государств не удалось построить функционирующую систему государственного управления на основе вновь созданных или восстановленных органов государственной власти;

- ни одна политическая партия не смогла стать основой построения государственного управления ни в одном из государств, боровшихся с большевиками;

- новейшие исследования русских историков14 показали, что правительства и политические силы, альтернативные большевистскому курсу не смогли найти

14 См., например: Лапандин В. А. Комитет членов Учредительного собрания: структура власти и политическая деятельность. Авхореф.дис. ... к.и.н. Самара, 1997; Никоыова О.Ю.

18

адекватные формы управления и восстановления общественной и хозяйственной жизни в условиях социальной катастрофы15.

Они пытались или восстановить старую систему управления" что не получалось в этих условиях, или совместить военное и гражданское управление с акцентом именно на военной диктатуре, предполагая, что проблемы социального управления можно отложить на период после гражданской войны.

Левые же партии, не поддержавшие большевиков, оказались не готовы к условиям гражданской войны. Их попытки государственного строительства связаны главным образом с первоначальным периодом гражданской войны, когда они попытались реализовать сложные формы демократического управления в условиях уже идущего разрушения именно сложных форм социальной организации и установления простейших форм социального общежития на территориях бывшей Российской империи и Российской республики.

Для изучаемого нами периода 1917-1920 гг. характерно наличие целого ряда процессов на территории всей России, выступающих как тенденции формирования однопартийной политической системы:

- сокращение количества политических партий и общественно-политических организаций;

- изменение взаимодействия большевистской партии и Советов, и других органов власти и государственных органов, жесткий централизм власти, соединение партийных и государственных органов;

- сокращение партийных изданий небольшевистских партий;

- объективное распространение в период гражданской войны чрезвычайных органов власти, которые строились на основе партийных комитетов разного уровня.

В то же время в этот период сохранялись и элементы многопартийной политической системы:

- наличие небольшевистской партийной печати;

- сохранение других политических партий и возможность образования новых;

- формальная возможность участвовать в выборах для ряда политических партий в советские органы.

В результате мы можем говорить в этот период лишь о начале формирования однопартийной политической системы Советской России, т.е. о складывании для этого ряда базовых политических и социо-культурных элементов. В то же время

Социально-экономическая политика правительств "демократической контрреволюции" и диктатуры Колчака на Урале (1918-1919). Автореф.дис. ... к.и.н. Челябинск, 1996.

15 Социальной катастрофой мы называем такой период в развитии социальной революции, когда происходит распад основных сфер жизнедеятельности и управления общества и государства,

19

весь этот процесс выходит за границы хронологического периода 1917-1920 гг. и за рамки процесса сокращения количества политических партий. Политическая сфера представляет собой сложное образование, которое охватывает кроме политических партий и различные формы общественной самодеятельности и организации.

В нашем исследовании трансформация системы общественных институтов и учреждений рассматривается как один из важнейших процессов изменения всей политической системы общества

В результате проведенного исследования можно отметить следующие особенности существования и изменения общественных организаций в формирующейся политической системе Советской России:

- практически весь комплекс старых дореволюционных обществ и союзов сохранился почти без изменений;

- одновременно происходил довольно быстрый процесс образования новых обществ и союзов, "размежевание" и уточнение системы отраслевых профсоюзов, образование новых профсоюзов, в том числе - городских средних слоев;

- появляются массовые общественно-политические организации молодежи и, прежде всего поддерживающие большевиков;

- формируются основы новой законодательной системы существования общественных организаций в Советской России;

- именно в это время формируются принципы отношения со стороны государства и большевистской партии ко всему комплексу общественных организаций, накапливается практический опыт их взаимоотношений и государственных органов;

- со стороны государства в этот период еще не определились те органы, которые возьмут на себя разнообразный контроль и материальную помощь об обществах и союзах;

- среди общественных организаций в этот период сохраняются объединения, целью которых являлась поддержка других (небольшевистских) политических партий (Всероссийский учительский союз, Пироговское общество врачей, Общество народного просвещения, Всероссийское Армия спасения и др.).

В целом же можно утверждать, что в период 1917-1920 гг. система старых общественных организаций сохранилась в своем большинстве. Новые общественные организации возникают только как дополнение-изменение и создаются государством, прежде всего для организации труда и распределения

которые представляет собой в этот период совокупность территориальных образований с различного уровня сохранившимися элементами социальности.

20

(профсоюзы и кооперация) в масштабах всего общества в экстремальных условиях гражданской войны. Большинство же новых советских общественных организаций возникает только в период качественного изменения всей системы общественных организации СССР на заключительном этапе формирования новой однопартийной политической системы в 30-е гг.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы некоторые задачи дальнейшего изучения проблемы, сделан ряд выводов о характере процесса становления политической системы Советской России в период октября 1917-1920 годов:

- в хронологических границах этого периода мы имеем дело с качественно различными процессами в политической сфере российского общества: это угасание "февральской" политической системы (тоже не завершившей к тому моменту своего становления), в которой не нашлось политических сил, способных правильно сформулировать и эффективно осуществить тактику защиты Учредительного собрания; это советская политическая революция ("триумфальное шествие'1 Советской власти), захлебнувшаяся в гражданской войне; это начало формирования однопартийного большевистского государства;

- к началу 20-х годов сложилась система высших, центральных и местных органов власти нового государства, то есть в основном уже сформировались элементы государственной системы Советской России;

- в стадии завершения находилось формирование состава политических партий Советской России; правящей и наиболее развитой была к концу гражданской войны единственная партия - РКП(б), остальные, действовавшие на территории РСФСР социалистические и национальные партии, переживали организационный и идейный кризис как результат своей политической линии в период гражданской войны, а также политического и судебного давления государственной власти;

- система новых общественных организаций в этот период находилась еще только в начале процесса формирования. Большинство старых общественных организаций сохранились и в период революции и гражданской войны, или превращены в государственные организации, позволявшие контролировать правительству важные для него сферы общественной жизни. Огосударствление касалось, прежде всего, массовых организаций. Такие организации и рассматривались руководством страны и РКП(б) прежде всего как естественно-исторически возникший аппарат управления той или иной сферой общественной жизни. В целом же, советская система общественных организаций складывается, на

21

наш взгляд, только в 30-е годы, когда происходит становление большинства советских общественных организаций;

• в условиях гражданской войны Советы потеряли свое значение как органы власти, превратившись в хозяйственно-снабженческие организации, хотя высшая государственная власть в изучаемый период по-прежнему была сосредоточена в СНК;

- экстремальные условия управления обществом и армией в условиях гражданской войны изменили и политическую роль РКП(б). Большинство функций чрезвычайного управления (а чрезвычайным в тех условиях было практически все управление) на местах переходили в руки партийных комитетов, так как других проправительственных органов социального управления просто не было. Этот процесс "большевизации" государственного управления усиливался и накладывался на процесс распада и "угасания" остатков всех сложных и "культурных" форм социальности.

Таким образом, процесс становления политической системы в целом к началу 20-х годов не окончился и находился еще в развитой стадии. Характеризуя политическую систему Советской России в тех ее формах, как она сложилась к началу 20-х годов, можно сделать вывод о том, что в этот период закончилось формирование лишь первой, переходной, "военно-бюрократической" формы политической системы нового общества.

Анализ этапа разрушения "старого" государства, этапа политической и социальной катастрофы привел нас к выводу о том, что государственность в этом случае возвращается к первичным формам социального общежития и управления, когда власть находится у вооруженных отрядов, контролирующих определенную территорию и осуществляющих одновременно все властные функции: суд, установление и поддержание того или иного внутреннего порядка, защита от нападения извне и т. п. Историческая эпоха "преувеличенного государства", сковывающего "железными обручами" массу людей и их сообщества в общество, становится жестоким, но неизбежным ответом истории на подъем темной, иррациональной стихии, всегда таящейся под внешним слоем цивилизации.

Наше исследование не исчерпывает все аспекты проблемы становления политической системы Советской России и возможные концептуальные подходы к ее изучению. Несмотря на огромное количество исследований русских революций начала века, и сегодня они представляют собой в историографии сложную мозаику философских, социологических, исторических, экономических, психологических, ценностных и других познавательных проблем, в исследовании которых могут быть

 

22

в дальнейшем использованы методологические подходы различных научных школ. А интерес к этому историческому явлению вряд ли исчезнет: ведь здесь берет свое начало новая эра в истории человечества - эра управления глобальными социальными процессами и направленностью исторического развития.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

О дискуссионных вопросах ленинской концепции социализма // Проблемы отечественной и зарубежной истории: Доклады и сообщения к межвузовской конференции. Ноябрь 1991 г. Самара, 1991. С. 188-196. (В соавторстве с М.В. Астаховым)

Рассудок против мудрости или сущность догматизма // Россия XXI. 1994. № 8. С.93-96.

Некоторые проблемы становления политической системы России в 1917 году // 80 лет революции 1917 г. в России. Республиканская научная конференция. Санкт-Петербург. 11-12 марта 1997 г. Тезисы докладов и сообщений. С.-Пб., 1997. С. 82-83.

ВИКЖЕЛЬ - качественно новый элемент политической системы революционной России 1917 года // 80 лет революции 1917 г. в России. Республиканская научная конференция. Санкт-Петербург. 11-12 марта 1997 г. Тезисы докладов и сообщений. С.-Пб., 1997. С. 84-85.

Общество, интеллигенция и революция: психология "прогрессорства" в России // Поиски исторической психологии. Сообщения и тезисы докладов Международной научной конференции. Санкт-Петербург. 21-22 мая 1997 г. С.-Пб., 1997. С. 122-125.

 

Hosted by uCoz